КОМУ ПРИНАДЛЕЖИТ БИБЛИЯ? Краткая история Писания. Ярослав Пеликан

ID#9239
КОМУ ПРИНАДЛЕЖИТ БИБЛИЯ? Краткая история Писания. Ярослав Пеликан
КОМУ ПРИНАДЛЕЖИТ БИБЛИЯ? Краткая история Писания. Ярослав Пеликан
КОМУ ПРИНАДЛЕЖИТ БИБЛИЯ? Краткая история Писания. Ярослав Пеликан
New!
КОМУ ПРИНАДЛЕЖИТ БИБЛИЯ? Краткая история Писания. Ярослав Пеликан ID#9239

Категории: Богословие

Теги: Богословие Канон Библиология



Представим, что три дамы, пользуясь обеденным перерывом в их конторе, прогуливаются в книжный магазин неподалеку. Одна из них иудейка, две другие — христианки — католичка и протестантка. Поскольку теперь время Песаха и Пасхи (родственных праздников, которые, однако, отмечают в разные дни), каждая желает приобрести Библию для своей дочери. 

И мы понимаем, что им нужны разные Библии. Поэтому знающему продавцу следовало бы спросить каждую из них: «Какую Библию вы хотите?». Да и любой покупатель или читатель, к какой бы конфессии он ни принадлежал, не может не подивиться множеству переводов Библии. Только на английском языке десятки переводов и версий: короля Якова, Пересмотренный стандартный перевод, Новый пересмотренный стандартный перевод, Добрая весть, перевод Иудейского издательского общества, Новая английская Библия, Пересмотренная английская Библия, Иерусалимская Библия, Новая Иерусалимская Библия и т.д. Но читатель также имеет полное право получить «Библию, полную Библию, и ничего кроме Библии». Хотя даже оглавление, технически называемое «канон», т.е. «правило», фундаментально различается в разных Библиях. Наиболее значительные отличия у иудейской Библии в сравнении с христианскими: в ней нет Нового Завета, так что иудейская покупательница должна требовать «ничего кроме Библии», особенно если в последней командировке ей довелось полистать в номере отеля Гидеоновскую Библию, содержащую Новый Завет. Но и протестантская Библия отличается от Библии католической: в ней нет апокрифов, так что католичка с успехом может спросить: «Вся ли это Библия?» Иногда говорят, что все эти различия «заметны [только] церковным ученым», однако любому достаточно провести пять — десять минут в книжном магазине, чтобы их обнаружить. 

Между тем, два термина, обычно прилагаемые к Библии, один из сферы права, другой из медицины, могут проиллюстрировать необходимость максимы «Библия, вся Библия и ничего кроме Библии» для каждого, кто воспринимает эту книгу как авторитет: завет и предписание. Мы так привычно бросаемся словами «Ветхий Завет» и «Новый Завет», что легко забываем их изначальный смысл, открывающийся в правоведческой формуле «последняя воля и завещание». Такая «последняя воля и завещание» представляет договор между живыми и мертвыми, причем и завещающий, и наследники имеют право рассчитывать, что этот документ авторитетно представляет «все завещание и ничего кроме завещания», оставившего его и продиктовавшего его условия. Аналогично, когда врач пишет свои предписания на рецепте, и доктор, и пациент законно могут требовать от аптекаря уважения к «авторскому замыслу» документа и следования «предписанию и ничему кроме предписания». И завещание, и предписание могут быть вопросом жизни и смерти, и то же относится к Библии, поэтому мы и говорим о «спасении», что в оригинале — «исцеление», и о том, что «предписывает слово Божие».

Об авторе

Ярослав Пеликан

Ярослав Ян Пеликан — американский патролог и историк христианства славянского происхождения, лютеранский пастор, перешедший в Православие. Эмерит-стерлингский профессор истории Йельского университета.



Новинки